Банковская система



Если власти в обозримом будущем никак не продемонстрируют политическую волю, направленную на сохранение национальной банковской системы, события будут развиваться естественным путем - то есть путем планомерного выдавливания российских банков из сферы обслуживания крупного бизнеса и населения. Итоговые сценарии экспертов на тему "Российская банковская система: десять лет спустя" расходятся лишь в деталях.

Во-первых, эксперты единодушны в том, что крупные российские банки из первой полусотни, за исключением Сбербанка, ВТБ и, возможно, Банка Москвы, будут скуплены. Сохранят они прежние названия или нет - вопрос несущественный.

Во-вторых, все предсказывают значительное сокращение - не исключено, что вдвое - численности банковской системы. Впрочем, и адекватность нынешнего официально зарегистрированного числа банков ставится под сомнение. Александр Хандруев готов поспорить с официальной статистикой: по его мнению, при переходе на консолидированную отчетность выявятся скрытые банковские холдинги и обнаружится, что банков у нас уже сейчас гораздо меньше, чем значится в списках ЦБ. Многие финансовые институты находятся под контролем более крупных коллег и самостоятельными единицами считаться не могут. "Я ничуть не удивлюсь, если выяснится, что банков у нас не 1300, а 500-600", - указывает Александр Хандруев.

В-третьих, кардинально изменится региональная конфигурация банковской системы. Национальный - не "по паспорту" - капитал будет выдавлен в регионы, куда иностранцы, в силу особенностей российской географии и бизнеса, пока не добрались и заглядывают только "на экскурсию". Значительное число региональных банков уже сейчас скуплены московскими и питерскими структурами (см. статью "Естественное сокращение поголовья", "Эксперт" №29), и, судя по всему, столичная экспансия будет продолжаться. Но, полагает Олег Солнцев, именно крупным региональным банкам, пусть и с "головой" в Москве, суждено стать опорными в национальной банковской системе в случае инерционной модели ее развития.

В-четвертых, эксперты сходятся во мнении, что сегментом для борьбы российских банков станут компании следующего после нефтяного и металлургического крупняка уровня. Это представители тоже экспортно ориентированных секторов, но в значительной степени завязанные на внутренний рынок, - компании химической, пищевой, лесной промышленности, не очень крупная металлургия, успешное машиностроение, кроме сборочного производства. Александр Хандруев и генеральный директор Национального рейтингового агентства Виктор Четвериков дополняют сферу компетенции российских банков еще и третьим, и четвертым эшелонами российского бизнеса - то есть средними и малыми предприятиями. Сегмент этот, с одной стороны, очень перспективный. "В России малый бизнес еще не получил своего адекватного развития. У нас доля ВВП, произведенного малыми предприятиями, в три-четыре раза меньше, чем в Германии и вообще в Западной Европе", - указывает Александр Хандруев. С другой стороны, российские банки пока не умеют работать с такими клиентами, подчеркивает Виктор Четвериков. Крупные банки, декларирующие работу с малым бизнесом, требуют от этих заемщиков бизнес-планы такого уровня, что с ними вполне можно номинироваться на участие в нацпроекте, отмечает он. А некоторые банки, в основном региональные, впадают в противоположную крайность - берут на себя слишком высокие риски. Тем не менее российским банкам предстоит научиться - желательно через опыт банкротства соседа, а не свой собственный - работать с такой клиентурой. Другой у них скоро не будет.

Александр Хандруев особо выделяет розничный сегмент российской банковской системы. Поскольку розница - игрушка дорогая, в этом секторе, по его прогнозам, будут лидировать пять-шесть банков, обладающих филиальной сетью федерального масштаба. Первых двух фигурантов этого списка можно назвать уже сейчас - Сбербанк и ВТБ. Остальные дадут о себе знать позже. Не исключено, что это будет банк с иностранным капиталом, тот же "Сосьете Женераль". Возможно, мы станем свидетелями феерических альянсов крупнейших российских банков. Если, конечно, они смогут переступить через собственные амбиции.

Виктор Четвериков добавляет в этот "розничный" сценарий свою ложку дегтя. Со ссылкой на неофициальные расчеты он утверждает, что доля россиян, готовых вкладывать средства - в банки ли, на фондовый рынок, - не превышает 7%. Из них 3-4% уже охвачены финансовыми услугами. Следовательно, речь может идти лишь о борьбе за оставшиеся 3-4%, а это не такая уж мощная база. К тому же, считает он, рост потребительского кредитования тоже исчерпаем: население вскоре насытится покупкой кофемолок и телевизоров, а брать кредиты на более крупные приобретения у большинства не хватит решимости.

Олег Солнцев и Виктор Четвериков предсказывают формирование в течение ближайшей десятилетки нового сегмента российских банков - инвестбанков. Но их функции экспертам представляются по-разному. Так, гендиректор рейтингового агентства полагает, что такие банки будут создаваться или покупаться из числа действующих иностранцами либо в пользу иностранцев: в мире сейчас полно денег, инвесторы ищут рынки для вложений, а Россия, с высокой волатильностью инструментов, в этом плане весьма привлекательна. По мнению же Олега Солнцева, если удастся удержать на российских фондовых площадках хотя бы половину оборота наших крупнейших компаний, то появится возможность для развития и капитализации сегмента российских инвестиционных банков, ориентированных на работу с компаниями среднего звена. При нормальном развитии ситуации доля инвестбанков в совокупных активах может вырасти до 25%.

Воссозданная общими усилиями конфигурация российской банковской системы через десять лет будет такова. По мнению Александра Хандруева, сектор будет представлен тремя основными блоками. Первый - это пять-шесть крупнейших банков с развитой филиальной сетью федерального масштаба, которые будут специализироваться на рознице. Они сконцентрируют до 70% всех банковских активов. Второй - это 500 или 600 так называемых нишевых банков. В первую очередь сюда войдут представители нового для России вида - инвестиционных банков. По мнению Олега Солнцева и Виктора Четверикова, на них будет приходиться примерно 25% активов банковской системы. Но большинство российских банков второго блока будут заниматься обслуживанием малого и среднего бизнеса.

Третий блок будет представлен большим числом "микрофинансовых посредников", тех же кредитных кооперативов, которые будут оказывать финансовые услуги мельчайшим заемщикам - небольшим хозяйствам и предпринимателям.